English
+38 068 889 89 89
00380689869898 (汉语)
00380930552240 (باللغة العربية)
00380930552240 (باللغة العربية)
+38 044 223 28 95
Contact us

Our licences

Комментарий руководителей "ЭмСелл" к статье Der Spiegel

Herr Gerald Traufetter,

С большим удивлением ознакомились с Вашей статьей о нашей клинике (Der Spiegel 36/2001, 218).

Наша клиника действительно дает последнюю надежду многим нашим пациентам. Но только ли надежду?

Семья Эльясник приехала к нам второй раз, о чем Вы умолчали. Приехала, потому что за полгода их девочка перестала постоянно захлебываться слюной, научилась глотать слюну и пищу, отодвинув постоянную угрозу жизни. Она была в вегетативном состоянии, а сейчас она в контакте с мамой, постоянно требует включать телевизор и не отрывается от мультфильмов, в последние дни заинтересовалась зеркалом (Mirror, не Spiegel пока). А ведь от борьбы за ее жизнь отказались врачи в ведущем госпитале Лос-Анджелеса, где у нас год назад была специальная конференция по результатам наших работ (Вы видели у нас ее программу). Надежда была полгода назад, когда семья с ребенком в тяжелейшем состоянии с риском для его жизни ехала к нам. Если бы не было поразительных результатов, которые в
Вы просто не в состоянии оценить, а была бы только надежда, то надежда за полгода бы умерла и они к нам не приехали бы повторно.

Надежда движет первый раз. Повторно пациенты приезжают только из-за результатов. И большинство пациентов приезжает к нам помногу раз, Вы это видели.

Вы не стали отрицать наличия у нас положительных клинических результатов. Другое дело, что Вы не подготовлены их обсуждать, и не поняли, как они достигнуты.

Вы видели братьев Кук. Дону Куку трудно ходить, но его походка улучшилась за последние полгода после трансплантации эмбриональных стволовых клеток, добавилась мышечная масса на руках. Такого при его болезни – БАС – не бывает. Среди наших пациентов с этой болезнью это также выдающийся результат. У подобных пациентов болезнь только прогрессирует.

Но разве Вы поняли сенсационность этих результатов? Нет!

Вы увидели только 15 000 долларов. Но даже здесь Вы ничего не поняли: трансплантация эмбриональных стволовых клеток – это альтернатива пересадке костного мозга, причем без риска и без предварительной инвалидизации больного ("кондиционирования"), а пересадка костного мозга стоит 200 000–700 000 долларов.

Вы перемножили 15 000 на 200 больных и написали, что наш бизнес процветает.

Вы никак не соотнесли эти 200 больных с тем списком болезней, которые мы лечим, а это широкий круг сложных болезней, в том числе в самых тяжелых стадиях. Вы не подумали, что больные СПИД в нашей стране не заплатят ни гроша, поскольку не имеют их. Это же касается тяжелых онкологических и гематологических больных. Мы никогда не сообщаем цену лечения матерям детей с диабетом – они не кредитоспособны. Научные исследования идут за наш счет, потому что за мизерные государственные научные гранты борются биологи, экспериментаторы и теоретики, а мы можем собрать деньги для исследований с иностранных пациентов.

Но это не бизнес. Бизнес – если бы это была косметика или "омоложение". Мы же работаем с тяжелыми болезнями и состояниями, ибо это и есть лучшие клинические модели для исследования эффектов трансплантации эмбриональных стволовых клеток. К сожалению, это малодоходное дело, особенно в стране, где население привыкло к бесплатной медицине.

Вы сомневаетесь, что мы видим важную задачу в преодолении недоверия к нашим результатам за счет того, чтобы иметь с западными врачами общих больных. Мы уже много лет работаем с иностранными врачами, с их медицинской документацией, мы передаем подробные выписки о нашем лечении больным и их врачам, которые во многих случаях продолжают наблюдение наших пациентов. Подготовка больного к поездке к нам, изучение документации, выяснения того, чем мы можем быть полезны – это довольно долгое дело. Приведенный Вами Karl Behrendt выглядит малоправдоподобно.

Все чаще иностранные врачи рекомендуют своим больным нашу клинику. Недавно посол Кувейта нашел наc по рекомендации клиники Mayo. Хотелось бы, чтобы появились партнеры для клинических испытаний методов трансплантации эмбриональных стволовых клеток на уровне ведущих клиник, к наблюдениям которых было бы неоспоримое доверие. В Киеве мы работаем и публикуемся с крупными уважаемыми медицинскими научно-исследовательскими институтами Минздрава и Академии наук.

Вы пишите, что мы делаем прибыль за счет дебатов о стволовых клетках. Но дебаты начались в 1998 году, а приоритеты наших патентов относятся к 1993–1994–1995 годам.

Вы утверждаете, что только мы, по нашим словам, имеем опыт трансплантации эмбриональных стволовых клеток, как будто не мы Вам рассказывали о многолетних работах Турена, о сети NEKTAR, о работах канадских исследователей. Это можно прочитать и на нашем сайте.

Вы совершенно не воспринимаете клинических результатов, но целый столбец демонстрируете знание проблемных вопросов клеточной трансплантологии: тканевой несовместимости, дифференциации клеток, гематоэнцефалического барьера. Вместе с тем, для вас новость, что до возраста 8 недель клетки не вызывают реакции отторжения, хотя это давно известный факт; что гематоэнцефалический барьер легко преодолим для стволовых и многих других клеток (например, лимфоцитов); что направленная дифференциация в пробирке – дело далекого будущего, а их дифференциация в эмбрионе хорошо изучена.

Вы смеетесь над заявлением профессора Смикодуба о том, что клетки сами знают, как дифференцироваться и мигрировать. Ваши родители были серьезнее и мудрее, они доверились клеткам в их самостоятельной дифференциации, и Вы получились высоким и стройным.

Можно ли без риска впасть в нелепость утверждать, что два профессора медицины, их ученики, сотрудники ряда ведущих научных институтов считают экспериментальные исследования на животных и "в пробирках", а также научные публикации ненужными? Ей Богу, Вы чего-то не поняли! А не поняли Вы, что наряду с биологией существует клиническая медицина и это наука со своим методическим комплексом. Например, исследуя движения, рефлексы и чувствительность, в неврологии весьма точно определяют место и характер поражения мозга. Микроскоп здесь ни при чем, он понадобится при изучении мертвого мозга.

Вы же посмотрели через микроскоп на громадную живую проблему и увидели только деньги.

Молодость и здоровье не располагают к чужой боли, а высокомерие – ко вниманию и анализу. В результате – желтоватый текст, который не к лицу уважаемому журналу.

Хотим отметить, что Вы также допустили бестактность по отношению к даме и неколлегиальность по отношению к журналисту Mrs. Jutta von Campenhausen из журнала MAX, которая, будучи магистром биологии, смогла гораздо точнее разобраться в проблеме и сумела, в отличие от Вас, отделить семена от плевел. Вам бы следовало перед нею извиниться.

Мы же оставляем за собой право опубликовать Вашу статью и наш комментарий на нашем вэбсайте и направить кому сочтем нужным.

Генеральный директор Центра эмбриональных тканей "ЕмСелл"
Алексей Карпенко,

Руководитель Клиники Клеточной Терапии
Национального медицинского Университета и
Центра эмбриональных тканей "ЕмСелл"
Александр Смикодуб.


Fetal stem cells treatment results depend on: disease's severity, age of the patient, adherence for the medications and regime. Treatment results, presented on this site, are individual for each clinical case.